Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

ПОЧЕМУ В СОВКЕ НЕ ЧИТАЛИ ИМ. КАНТА, ХОТЯ И ВСЯЧЕСКИ ПРЕВОЗНОСИЛИ ЕГО КАК "ПРЕДТЕЧУ"

Originally posted by art_of_arts at ПОЧЕМУ В СОВКЕ НЕ ЧИТАЛИ ИМ. КАНТА, ХОТЯ И ВСЯЧЕСКИ ПРЕВОЗНОСИЛИ ЕГО КАК "ПРЕДТЕЧУ"
"Просвещение - это пробуждение человека от добровольно возложенной на себя незрелости. Незрелости, заключающейся в неумении формировать собственное мировоззрение без навязанной извне мысли."
—Immanuel Kant, "Was ist Aufklärung?" (1784) ("Что такое Просвещение?")

Среди прочего, Иммануил Кант писал, что государство, пытающееся навязывать гражданам общее для всех понимание счастья, является деспотом. Однако право индивидуума на самостоятельноe мышлениe доступно лишь тем, кто способен рационально контролировать жизнь, развив свою способность к информационному самоопределению.

Айн Рэнд о планке требований к себе

– Я хочу, чтобы вы знали: я начала свою жизнь с незыблемого правила, что свой мир я должна создать по образу своих наивысших ценностей и никогда, какой бы суровой и долгой ни оказалась битва, никогда не занижать критерии

о счастье

"Счастья нельзя достичь по прихоти эмоций. Счастье не есть удовлетворение безрассудных желаний, которым вы слепо потакаете.

Счастье – это состояние непротиворечивой радости, радости без чувства вины, без страха наказания, радости, гармонирующей с вашими моральными ценностями, а не ведущей к саморазрушению; это радость от того, что способности разума используются полностью, а не от того, что удалось убежать от своих мыслей; от того, что достигнуты истинные ценности, а не от того, что удалось уйти от реальности; это радость творца, а не пьяницы.

Счастлив может быть лишь разумный человек, человек, преследующий разумные цели, ищущий разумных ценностей и находящий радость лишь в разумных действиях."

Айн Рэнд

почему скандинавский аукцион - лохотрон

Как-то  я общался с владельцем скандинавского аукциона и сказал ему что считаю такой аукцион кидаловом. Пояснить свою точку зрения, в том числе для самого себя, я тогда внятно не смог. Максимум что я понимал - это то что часть людей будут чувствовать себя после торгов обманутыми и это не есть хорошо. 

У Айн Рэнд я нашел рассуждения на заданую тему - из них можно постараться вывести для себя правило "каким бизнесом стоит заниматься и каким лучше не заниматься":

Мне ничего не нужно ни от трусов, ни от глупцов; я не ищу никакой выгоды от эксплуатации человеческих недостатков: глупости, нечестности, страха. Единственная ценность, которую могут предложить мне люди, – плоды их разума. Когда я спорю с разумным человеком, судьей в нашем споре становится сама реальность; если прав я, он поймет свою ошибку; если прав он, осознаю свою ошибку я; выиграет в споре лишь один из нас, но спор принесет пользу обоим. 


Айн Рэнд. Атлант расправил плечи # 10

– Я никогда не презирал роскошь, – сказал он, – хотя всегда презирал людей, купающихся в роскоши.
Я взирал на то, что они называют своими развлечениями, и это казалось мне таким ничтожно-бессмысленным – после того, что я чувствовал на заводе. Я видел, как варят сталь, как по моему желанию тонны расплавленного металла текут туда, куда я хочу. А потом шел на банкет и видел людей, благоговейно трясущихся над своей золотой посудой и кружевными скатертями, словно не столовая призвана служить им, а они ей, словно не они владеют бриллиантовыми запонками и ожерельями, а наоборот. Тогда я убегал к первой же замеченной мною груде шлака – и они говорили, что я не умею наслаждаться жизнью, потому что думаю лишь о делах.

Айн Рэнд. Атлант расправил плечи # 8

Женщина в десятом купе третьего вагона, пожилая школьная учительница, год за годом превращала беззащитных детей в жалких трусов, уча их тому, что воля большинства есть единственное мерило добра и зла, что большинство может поступать, как ему хочется, что нельзя выделяться из толпы, надо быть как все.

Айн Рэнд. Атлант расправил плечи # 7

Она пережила это. Смогла пережить, потому что не верила в страдание. Она признала — с удивлением и негодованием, — что ей действительно больно, но не допустила, чтобы это как-то повлияло на нее. Страдание было для нее бессмысленным стечением обстоятельств, оно никогда не было частью ее жизни. Дэгни не позволила боли овладеть ею. Она не могла сказать, какие силы нашла в себе и откуда они взялись, но в ее сознании отложились несколько слов, которые были равнозначны сопротивлению: это не имеет значения, это нельзя воспринимать всерьез.
Она всегда помнила эти слова, даже когда в душе не оставалось ничего, кроме крика, словно ей хотелось обезуметь, чтобы разум не мог сказать ей, что правдой было невозможное. Не воспринимать всерьез — твердила непоколебимая уверенность в ее душе, боль и уродство нельзя воспринимать всерьез.
Она поборола боль. Оправилась от потрясения. Годы помогли ей дожить до того дня, когда она смогла спокойно вспоминать прошлое, а затем и до дня, когда она перестала думать о прошлом. С этим покончено. Это больше не имело никакого значения.